C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Петр Киле. Стихи девушке о ее красоте. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Стихи девушке о ее красоте.

 Это одна из поисковых фраз, что отдает указанием на поэтический жанр в духе Востока, вместе с тем это сугубо современная востребованность, на что откликнуться несложно. В поездках и прогулках из всех мимолетных встреч я всегда выношу облик, образ девушки или молодой женщины, привлекшей мое внимание и даже интерес, скажем, в вагоне электрички, когда есть время многое узнать: девушка одна или с кем, читает, смотрит в окно или дремлет, разговаривает, смеется, покажется мне во всех ракурсах, не ведая о том или догадываясь, что за нею наблюдают, ее видят, на что женщины всегда реагируют, выказывая невольно или вольно свой нрав, характер, личность с ее самосознанием.

Обычно девушки избирательны и соответственно реагируют на внимание окружающих, равнодушно отворачиваются или сами вступают в игру. Но есть девушки, которые остаются сами собой, как если бы они гляделись в зеркало, в котором предстают в наилучшем виде, кто бы ни обращал на нее внимание в это время - привлекательный молодой человек или старик. Это свойство настоящих красавиц, они сохраняют достоинство красоты без личного чувства. Ведь цветы не избирательны, они позволяют равно всем любоваться ими, поворачиваясь к солнцу, чтобы предстать в лучшем виде.

Стихи из «Ранней лирики».

  Утро над Россией.
Куда-то сердце просится.
Светло, чего-то жаль.
И возникает просека,
Дорога в даль.

Там близко, далеко ли,
То плача, то смеясь,
Девчонка ходит в школу,
И вновь спешит сейчас.

Ее виденья, песни,
Заботы, беды, сны
Прощальней и чудесней
Во мне отражены.

Все тайна, все впервые.
Все повторилось вновь
То утро над Россией,
Та первая любовь!
           10 ноября 1965 года.

     В окне поезда.
Эти белые гор вершины,
В серых скалах склоны гор...
Мир зеленой долины,
Незнакомки ясный взор...

Красный камень, босые ноги,
Струи светлой воды...
Велосипед ее - у дороги,
На песке - ее следы.

Вот и все. Никогда не узнаю.
Наплывут города.
Мой глубокий поклон краю,
Где пройдут ее года.

Хорошо мне порою
Вспоминать, как стояла она
Наедине со мною,
А вокруг - вся страна.
            7 марта 1966 года.

       Город мой.
              I
    Хожу по городу и день, и ночь.
Мне город мой всегда готов помочь -
Молчаньем улиц, сумраком ночей,
Внезапным взглядом - мимо, мимо -
Он говорит со мною тайнами очей
Стремительно, нетерпеливо.
Все лучшее в случайных встречах глаз,
Когда на миг, как сноп лучей, на вас
Надменность, пустота, смущенье, смелый зов,
Веселость пылкая, тайная любовь,
Досада, легкомыслие, милый гнев...
О, как все это нужно мне!
             II
Люблю закатный час. Иду Невой.
Полнеба заволокло лиловой синевой.
И все лиловое - и невская вода,
И стены, и трамваи, и «Аврора»,
        И нежность взора.
        Летят лиловые года.
            III
В закат на улице рублевский колорит.
А девушка уходит - как говорит:
Походка нежная и умная, ей улица, как сцена,
Походка милая - так поет сирена,
Походка - вся поэзия, музыка, пролог,
Походка - словно небо, словно Блок.
            IV
Войду я в Летний сад. Столетний клен
Расцвел, и светел над Решеткой небосклон.
Здесь стар и млад находит и природу,
И мир культуры, и только моду
Сюда привносит смело молодежь.
Вот в узких брючках - кого ты ждешь?
Смешная, ты чего от жизни хочешь?
Или о главном ты хлопочешь:
Война иль мир - там впереди?
Навстречу ей юнец... Ну, что ж, иди.
Еще когда придешь ты в Летний сад
С коляской сына, взятой на прокат,
С коляской внука ветхою старухой
Садиться тяжело и кашлять глухо.
Сегодня - ни о чем, сегодня - молода!
      И ты вошла в мои года.
                     Октябрь 1964 года.

   Твое присутствие в мире.
На остановке у канала
Не ты ль одна, чуть в стороне,
Ждала трамвая и стояла
И тайно улыбалась мне?

Когда входил я в тот троллейбус,
Не ты ли впереди сошла
Туда, где так светилось небо,
Сверкали мирно купола?

Не ты ли тенью в светлых шторах,
Спокойная, одна стоишь
Над этим миром в вечных спорах,
Над шумной суетой столиц?

В кино я знаю поневоле -
Ты в темном зале там сидишь.
Чей смех пронесся - он не твой ли?
На то ж, что я, смеясь, глядишь.

В музее, у картин Брюллова,
На улице ты, всюду ты.
Пройдешь ты, не сказав ни слова,
Ты - образ милой красоты.
            8 июля 1965 года.

          Фиалка.
В сосуде из-под майонеза,
    С водою из-под крана,
Стоит фиалка, взор мой нежа,
    Стоит светло и рано.

И мне покойно. Только жалко,
    Ведь ей недолго жить.
Беспечно-нежная фиалка!
    Ее легко любить.

А ты далече, ты не знаешь,
    Не обо мне грустишь.
Ты головой, смеясь, качаешь,
    Неслышно говоришь...

Твоими голосом, улыбкой,
    Шагами по земле -
В прохладе, тающей и зыбкой,
    Фиалка на столе.
           18 июля 1965 года.

     Жизнь в одном городе.
В каждый миг в моей жизни я знаю,
Где ты ходишь, что делаешь ты.
Я маршруты твои отмечаю -
Эти улицы и эти мосты.

На работе - колбы, мензурки,
И вода не вода - аш два о.
Рост кристаллов - твои мазурки.
Муть в пробирке - твое торжество.

Пусть с трамвая у дома
Ты сошла, отошла не спеша, -
Ты трамваю давно знакома,
У трамвая - моя душа.

Ты выкладываешь булки из сумки.
Ты стираешь в пене белье.
В переулках огни и сумерки -
Как присутствие твое.
         8 марта 1966 года.

        *  *  *
             I
С каждой встречей все нарядней,
Все обдуманней наряд.
Все живее, все смелее
Глаз прекрасных взгляд!

Говорит слова смешные
И сияет вся!
Неужели, неужели
Ничего нельзя?
             II
Вся прелесть твоя - движенье:
      Идти так, смеясь, стоять.
И знать: красота - наслажденье,
      Свобода и благодать.
                Апрель-май 1966 года.

        На сцене.
Цыганка пела и плясала,
На яркий свет сойдя из тьмы.
Она, нам мнилось, что-то знала,
Что знать хотим давно и мы.

Я вспомнил сладостные грезы
Тех лет, когда всё - явь и сон,
И знойный запах дикой розы,
И цвет летящий - махаон.

Цыганка пела и плясала
В цветастом платье и - боса.
Серьезно, как дитя, играла...
Дика, умна ее краса.

Молчит - немая дочь природы,
Идет - уж танец и мечта,
Поет - из тьмы веков народы
Взывают к нам, раскрыв уста.

И к ней прислушивался Пушкин,
И Блок печально подпевал,
И я стоял там, на опушке,
Где табор шумно ей внимал.

Цыганка пела и плясала,
Как ночь в звездах, ярка, темна.
Не тайну судеб разгадала,
Но песен тайну - как весна!
               12 июля 1977 года.
 
       На прогулке.
По улице, не глядя на прохожих,
Гуляют два единых существа.
В их речи и в голосах похожих
Звучат так ново-звонко все слова.

И оба так обдуманно одеты.
Но все-таки не мода их кумир.
О, важные вопросы и ответы!
О, детский лепет! Что несешь ты в мир?

И поступь женская - как мысль о счастье,
Полузабытая при свете дня...
Всё тайная свобода и участье
В чудесном песнопеньи бытия.
                5 января 1980 года.  

      Девушка в апреле.
Одетая, как летом, - для весны!
Горячая - от ясности желаний.
В движеньях то, что мужчину ранит,
Хотя в том нет совсем ее вины.

Ведь взгляд ее, столь свежий, ранний,
Не знает, как и нежность показать.
Не ведает, как будто и стараний
Кого-то непременно обольщать.

Что это в ней? Сама природа?
Созревший, совершенный плод,
Когда обмана не допускает род?

Иль это в ней всего лишь мода?
А там веселая струится кровь,
Тая в себе сладчайшую любовь.
            Комарово, 1 мая 1980 года.

          Продавщицы.
Конечно, невелика задача и услуга
Вещь показать, в бумагу завернуть,
При этом слушать, что несет подруга,
И так красиво на нее взглянуть.

У них свой мир, свои заботы, -
Все модно молоды, как на подбор.
Слегка ленивы  в жестах до работы,
И ясный в зеркалах томится взор.

Но втайне все, все продавщицы,
Толпой оттеснены к вещам,
Внимательны, как вещи и вещицы,
Что тихо приглядываются к вам.

Им хорошо - и даже ради скуки.
Среди вещей живые существа,
Они нужны вещам, как скрипке руки,
Без них душа вещей мертва.

И вдруг предстанет мир совсем особый,
Где новизна вещей - как волшебство,
И продавщицы, странные особы,
Конечно, феи. Вот их торжество!
             Комарово, 1 мая 1980 года.

Из новых стихотворений.

             *  *  *
Ты свежа, молода и проста,
Высока и стройна, как мечта,
Что ликует порою весенней
Под небесного купола сенью,
Где взлетает жаворонок ввысь,
И трепещет в музыке мысль,
А сравнить ее можно лишь с песней:
Нет тебя и родней, и чудесней.
Ты мила и прелестно проста,
И умна, как сама красота.
Совершенство? Ах, нет здесь секрета:
На нежнейших устах сигарета,
Одиночества горького знак,
Иль греха расцветающий мак?

               *  *  *
В девичестве все нега и любовь,
Исходит жаждой счастья кровь,
И тело источает нежность,
Стекая вниз, в промежность,
Что в брюках словно на показ
Укромных мест для глаз.
И туловище - как таинство желаний,
И груди нате - для лобзаний, -
Все в яви, ведь любви пора,
Влюбленностей веселая игра!
Весны таинственный напиток,
Сладчайших мук избыток.
Не ублажай чужую кровь -
Испей сполна свою любовь!

             *  *  *
Когда желание любви не грех,
Когда любовь - всего лишь секс,
Как счастливы мы вместе -
В игре: приснись жених невесте,
Своей, чужой, да сам не свой,
Неистовый, такой смешной.
И встречи невзначай и наспех,
Мы счастливы, да на смех!
А юность уж далече, как весна, -
Очнешься, как со сна.
Теперь женись, на чьей невесте,
Охмуренной с тобою вместе?
Найти невинность не мечтай,
Все взято всеми невзначай.

            *  *  *
Тонка и угловата, лет пятнадцать,
Играет, как сама с собой в пятнашки,
Иль замирает как бы в трансе,
Кружась в свободном танце,
С улыбкой детской торжества,
Как на березах ранняя листва.
Сняв платье, в трусиках предстала,
А груди проступают мало,
И в гетрах щеголяла, что ей шло,
Неглупая: что на нее нашло?
Дружок твой снял игру в стриптиз невинный
И продал юность и весну, а с ними
Любовь и будущность твои, злодей,
С беспечной грацией твоей!

            *  *  *
Поднялась по ступенькам, и в трамвае
Напоминанием о Рае
Свет золотистый просиял:
Фигурка, что любви фиал;
Еще - у юной и пригожей
Головка золотая, Боже!
Поэт сражен. Ну, а глаза?
Взглянула тут же - синева
Весенних над лесами далей.
А профиль? Дивный - для медалей
О совершенстве красоты,
С очарованием мечты.
Но мало кто ее заметил,
Красу: нет равной ей на свете!
   3 октября 2010 года.

©  Петр Киле



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены